Музей предпринимателей, меценатов и благотворителей

119049 Москва, ул. Донская, д. 9, стр.1, телефон (499)237-5349



Поиск 
Контакты | Книга отзывов | Помощь Музею 

Афиша





АНОНСЫ
новости Музея, факты события, мероприя- тия, происшествия исторические обстоя- тельства, подробно- сти случаи, вечера, встречи в Музее, новости, обновления сайта     Хроника

Жизнь музейная

Главная
О ком наш музей
Посетителям
Что о нас пишут
Кинозал
Библиотека


Сегодня
15
декабря
2017

120 лет поставкам в Россию оборудования IBM

"...Рос­сий­ский мужи­чок, вы­рвав­шись из де­рев­ни смо­ло­ду, на­чи­на­ет ско­ла­чи­вать свое бла­го­по­лу­чие бу­ду­ще­го куп­ца или про­мыш­лен­ни­ка в Мос­кве. Он тор­гу­ет сбит­нем на Хит­ро­вом рын­ке, про­да­ет пи­рож­ки на лот­ках, льет ко­ноп­ля­ное ма­сло на гре­чиш­ни­ки, ве­се­ло вы­кри­ки­ва­ет свой то­ва­риш­ко и ко­сым глаз­ком хит­ро на­блю­да­ет за стеж­ка­ми жиз­ни, как и что за­ши­то и что к че­му как при­ши­то. Не­ка­зис­та жизнь для не­го. Он сам за­час­тую но­чу­ет с бро­дя­га­ми на том же Хит­ро­вом рын­ке или на Прес­не, он ест тре­бу­ху в де­ше­вом трак­ти­ре, впри­ку­соч­ку пьет ча­ёк с чер­ным хле­бом. Мерз­нет, го­ло­да­ет, но всег­да ве­сел, не роп­щет и на­де­ет­ся на бу­ду­щее. Его не сму­ща­ет, ка­ким то­ва­ром ему при­хо­дит­ся тор­го­вать, тор­гуя раз­ным. Се­год­ня ико­на­ми, зав­тра чул­ка­ми, пос­ле­зав­тра ян­та­рем, а то и кни­жеч­ка­ми. Та­ким об­ра­зом он де­ла­ет­ся "эко­но­мис­том". А там, глядь, у не­го уже и ла­воч­ка или за­во­дик. А по­том, по­ди, он уже 1-й гиль­дии ку­пец. По­до­жди­те - его стар­ший сы­нок пер­вый по­ку­па­ет Го­ге­нов, пер­вый по­ку­па­ет Пи­кас­со, пер­вый ве­зет в Мос­кву Ма­тис­са. А мы, про­све­щен­ные, смот­рим со сквер­но ра­зи­ну­ты­ми рта­ми на всех не­по­нят­ных еще нам Ма­тис­сов, Ма­не и Ре­нуа­ров и гну­са­во-кри­ти­чес­ки го­во­рим: "Са­мо­дур..." А са­мо­ду­ры тем вре­ме­нем по­ти­хо­неч­ку на­ко­пи­ли чу­дес­ные со­кро­ви­ща ис­кус­ства, со­зда­ли га­ле­реи, му­зеи, пер­во­клас­сные те­ат­ры, на­стро­или боль­ниц и при­ю­тов на всю Мос­кву..."

Ф.И. Шаляпин

23 мая 2012 г.

Музею на Донской - 20 лет

Об одной из первых страниц его истории

     20 мая Музей предпринимателей, меценатов и благотворителей отметил свой юбилей. К тем многочисленным выступлениям, что там прозвучали, было бы правильно, наверное, присоединить статью, написанную в прошлом году к другому, и тоже двадцатилетнему, юбилею - одной московской выставки. Выставки, как кажется, сыгравшей немаловажную роль и в истории «купеческого музея».

«МОСКВА КУПЕЧЕСКАЯ»

     Экспозиция с таким названием открылась 1 июня 1991 г. в Выставочном зале ВООПИК на ул. Степана Разина, и это казалось нам тогда весьма символичным. Да, улица еще носила имя буйного Стеньки, но много веков ведь была (и стала снова) Варваркой. Варвара, святая мученица III - IV веков нашей эры, наряду с Параскевой Пятницей почиталась на Руси как покровительница торговли. Потому и церковь в ее честь возвели в Москве в 1514 г. в самом сердце торгового посада. Потому и улица – Варварка...

     Церкви здешние закрыли еще в 1930-е годы, в 1970-е же отреставрировали и передали Всероссийскому обществу охраны памятников истории и культуры. В Варваринском храме помещалось Московское областное отделение ВООПИК, а в Георгиевском – упомянутый выше Выставочный зал... Ну а теперь - об «истоках», экспонатах и славном (!!), как увидим, конце «Москвы купеческой».

     Живя на территории фабрично-купеческого Богородского уезда, мы с друзьями изучением купечества, местного и московского, занялись в середине 70-х годов. Начали, конечно, с меценатов и коллекционеров, конечно, - с Морозовых, Щукиных, Бахрушиных, Мамонтовых, «разрешенных» Третьяковых. Потом заинтересовались и бытом купеческим, торговлей, производством. Практически никакие профессиональные историки купечество в таком плане тогда не изучали. Но были люди в Москве, совсем не историки по основной специальности, этим занимавшиеся, например – А.П. Линьков и М.И. Чуванов. Мы с М.В. Золотаревым и В.П. Лариным (умершим очень рано, в 1986г.) примкнули к ним. Когда же появилась мысль о «купеческой выставке», за нашими плечами был уже некоторый опыт, «наработанные контакты» с потомками московских и подмосковных купеческих династий и достаточно большой багаж изобразительного материала.

     Идея выставки родилась у нас М.В. Золотаревым в 90-м году после большого и неоднократно «прокатанного» цикла лекций – слайд-рассказов по истории купеческой благотворительности и меценатства. Я, при поддержке Михаила Валентиновича, читал их в разных учреждениях сначала Московской области, а потом Москвы, в частности - во многих институтах Академии наук на Ленинском проспекте, в Московском и Черноголовском Домах ученых и пр. и пр. Но хотелось чего-то более фундаментального, чем слайд-рассказы. И было так:

     В 1990 году наши лекции проходили в Центральном Доме пропаганды ВООПИК в бывшем (тогда) Знаменском соборе на той же Варварке. Вот после одного из вечеров Наталья Вениаминовна Иванова, заведующая библиотекой ВООПИК, и говорит: «А чего бояться, давайте теперь выставку вашу устроим!» У нас и самих, как сказано, что-то такое на уме было. Ну, и решились, и устроили!

     Толчком к выбору названия послужила только что вышедшая в 1990г. в издательстве «Столица» книга Бурышкина «Москва купеческая» (первое издание ее было в 1954 г. в Нью-Йорке, мы его тоже знали, ксерокопии, тогда довольно редкие, нам сделал еще Володя Ларин). Само по себе значимое это сочетание слов ввел в оборот в 19-м веке писатель Боборыкин. И вот в конце 1990-го - начале 91 гг. группа энтузиастов, в основном не москвичей даже, а подмосковных жителей – из Черноголовки и Ногинска, задумывает организовать выставку с таким названием, да еще и где - на самой Варварке!

     Примерно в то же время в Центральном доме пропаганды ВООПИК зарождались два общества – дворянское и купеческое. Мы, как много лет занимавшиеся историей отечественного предпринимательства, больше, естественно, имели отношение к купеческому. И на одном из первых собраний потомков московских купцов рассказали о нашей идее, изложили концепцию. Нас поддержали, но как-то, мне показалось, сдержанно…

     Тем не менее, мы принялись за дело, начали отбирать то, что соответствовало задуманной концепции, из архива фотографий, скапливающихся у Золотарева. Он их стоически и печатал в большом формате и проявлял в ванной комнате своей квартиры. Но мы многого бы не сделали, если бы не пришел нам на помощь наш друг Евгений Николаевич Маслов, директор тогда ногинского реставрационно-строительного кооператива «Ризалит». Он изготовил стенды, выделил помещение в реставрируемой им тогда Тихвинской церкви в Ногинске. Наш знакомый художник В.А. Беляев взялся за композицию и оформление щитов, как по отдельности, так и в их совокупности. Округлый характер некоторых стендов был связан с соответствующими контурами, главенствующими в выставочном зале – церкви. Готовые стенды отвозили в Ногинский музей, где в самом конце мая режиссер-документалист Олег Колин произвел их телесъемку для рекламного телевизионного ролика о выставке. В Москве сотрудник Центрального выставочного зала ВООПИК Ира Языкова в это время договорилась с музеями Тропинина и Истории Москвы, они выделили несколько старинных купеческих портретов. Что-то было также из отдела металла Исторического музея.

     «Купцы-купчики» наши, вернее - потомки знаменитых купеческих фамилий, сугубые интеллигенты не в первом и не во втором уже поколении, тоже оживились и стали приносить личные вещи, шкатулочки и коробочки, книги и альбомы, ткани и прочие изделия фирм своих далеких, и не очень, предков. Составился очень неплохой вещевой отдел, даже уголок купеческого дома сумели устроить. Но основными элементами были стенды с фотографиями, привезенные из Ногинска-Богородска, их набралось около полусотни. Сгруппированные по тематикам, они представляли следующие главные разделы выставки: «Торговля», «Промышленность», «Купеческие учреждения», «Благотворительность», «Архитектура». Отдельные стенды были посвящены самым известным московским купеческим династиям. Всего было представлено больше 600 редких исторических фотографий значительного, в основном, формата, в подавляющем большинстве в советское время не публиковавшихся.

     Еще мы расставили в залах витрины с некоторыми вещами, книгами, «Найденовскими листами» и т.д. Напечатали афиши и буклет, небольшие плакаты с цитатами из торгово-промышленных деятелей, пояснительные тексты, список тех, кто своим участием поддержал это, до сих пор невиданное в Москве, мероприятие.

     В размещении экспозиции оказались свои трудности. Надо сказать, что интерьеры бывшей (тогда) церкви - темноватые, не очень чистые, частично с сохранившимися росписями, частично с отстающей штукатуркой и побелкой - не лучшим, конечно, образом подходили для нашей выставки. Тем не менее, опять выручил Е.Н. Маслов, организовав дополнительную подсветку стендов. В целом получилась очень немаленькая, а если учесть, что ничего подобного пока не было, то и грандиозная по-своему композиция.

     На вернисаже 1 июня произносили громкие, порой и горячие, речи, настроение было у всех праздничное. Говорили организаторы, потомки известных московских купцов и промышленников, руководители Центрального дома пропаганды ВООПИК. Уже не помню: в тот ли день играла музыка и кто-то пел? Если не в тот, то потом: у нас были предусмотрены такие музыкальные вечера. В частности, выступала замечательная арфистка, заслуженная артистка России, солистка Московской государственной филармонии Мария Александровна Сорокоумовская, потомок знаменитого семейства московских меховщиков...

     Интерес к выставке был большой...

     И было чем интересоваться. Коллекционеры и меценаты, утонченные ценители искусства, издатели и заядлые театралы купеческого происхождения внесли огромный вклад в нашу художественную культуру. Больницы, приюты, училища, школы, библиотеки, картинные галереи строились на купеческие, в основном, средства. Полагаю, что впервые многие посетители осознали (или могли осознать) тогда, что почти все лучшие здания Москвы – ее украшение, ее человеческое лицо – дело рук купеческих, точнее сделаны были по заказу купцов, фабрикантов, банкиров. И Дом Дружбы, и МХАТ, и Театральный музей и Боткинская больница, и практически все особняки в стиле модерн, и Ленком, и пр. и пр. Именно на этой выставке впервые так публично и явно (хотя, может, и не так систематизированно) был поставлен вопрос о «купеческой архитектуре», о купцах–заказчиках различных архитектурных проектов Каминского, Шехтеля, Кекушева и других московских зодчих. А также немало было показано и подмосковных усадеб, перешедших от дворян к московским купцам, это тоже было еще экспозиционной редкостью и никто толком, целенаправленно еще этим феноменом не занимался. А среди этих усадеб Абрамцево, Горки (впоследствие Ленинские), Успенское, Кучино, Райки, Щапово, Виноградово, Ивановское, Гребнево и Глинки, Покровское-Рубцово и Поповка, Горенки и Фряново, Знаменское-Садки, Осташево, Поречье, Северское и т.д. и т.п., нет списку конца...

     Часто и сами «родовые» фабрики и отчие дома у многих московских крупных фабрикантов и промышленников находились в Подмосковье. Из одного Богородского уезда вышли Морозовы, Солдатенковы, Зимины, Шибаевы, Балашевы, Кондрашевы, Поляковы, Елагины, Залогины и пр. и пр. А из Бронницкого, например, Кузнецовы, из Звенигородского – Мамонтовы, из Серпухова – Коншины, Каштановы, Хутаревы и мн. др., из Сергиева Посада Прохоровы, из Егорьевска и окрестностей Хлудовы и Бардыгины, из Зарайска Бахрушины. Крепко связаны с Подмосковьем Якунчиковы, Второв, Губонин, Четвериковы, Крестовниковы и еще огромное количество московских купцов. И практически все они были представлены на «Москве купеческой»...

     Среди «персональных», точнее – «семейных» стендов особенно многообразно были представлены Морозовы, с которых мы начинали когда-то изучение купечества московского. Любопытно, что на противоположной стороне улицы Варварки размещалась в свое время контора Морозовых «тверских» или «Абрамовичей», а рядом с церковью (в дореволюционное время №36) - главная контора Товарищества Викула Морозова (№34). Недаром наследники его пришли на выставку: в Москву как раз в эти дни приехали заграничные родственницы внучки Викула Елисеевича - Ольги Ивановны Морозовой. Она потом рассказывала, что экспозиция им очень понравилась и что они были крайне удивлены самим фактом ее появления. Это и была нам лучшая похвала...

     Мы предложили зрителю в основном материалы о представителях купеческой элиты, в том числе об известных финансистах, но были показаны и обычные, средние, так сказать, представители торгового сословия. На выставке к организаторам, по очереди «дежурившим» там, неоднократно подходили «новые» потомки московских купцов, новых родов, в том числе и немосковских. Выясняли, спрашивали. Мы давали им справки или наоборот внимательно и с интересом выслушивали. Явно «разбередили» мы народ. Конечно, преувеличивали и приукрашивали мы наших купцов, теперь это ясно. Не все так просто и прекрасно, как нам казалось или как хотелось нам тогда, с ними обстояло. И, тем не менее, вот после 20-ти прожитых лет ясно, что недостатки и грехи тех стародавних купцов и фабрикантов, самих обогащавшихся и обогащавших и укреплявших Державу, просто ничтожны по сравнению с нынешними олигархами-убийцами... Но тогда мы еще не знали этого, а купцов тех старых, Морозовых, Мамонтовых, Хлудовых, любили. Уважаем и сейчас. И есть за что...

     На выставке побывали не только потомки купцов и промышленников, московских и вообще российских, не только многочисленные интересующиеся, но немало и профессиональных историков, известных ученых, профессоров. В частности, Джеймс Вест, ведущий американский специалист по истории купечества, был нашим гостем тоже. Московский Дом ученых и другие организации заказывали специальные экскурсии по экспозиции. О нас, т.е. о выставке, писали газеты и говорили по радио и телевидению...

     Экспозиция в бывшем храме Георгия открылась 1 июня, закрылась 20 июля. И была она, как оказалось, одной из последних в «Георгиевском» выставочном зале на Варварке, 12. В 1991 г. церкви св. Варвары и св. Георгия вернули верующим, точнее – РПЦ, еще точнее - храм Георгия вошел в состав Патриаршего подворья в Китай-городе.

     Как нам кажется, выставка наша сыграла важную роль в консолидации, в становлении «Московского купеческого общества» (говорили тогда и о более широком «Российском купеческом союзе»). Общество, правда, в последующие годы разделилось на несколько других, впрочем, как и зародившееся также в недрах ВООПИК «Дворянское собрание». Такова, видимо, судьба всех русских организаций. Судьба же «Москвы купеческой» была более счастливой. После Варварки выставка побывала еще в нескольких местах и даже городах, а затем успокоилась на Донской улице, 9, в бывшем доме купца Простякова, где в то время Л.Н. Краснопевцев создавал экспозицию, посвященную Замоскворечью. Там наша выставка стала как бы основой, стержнем «первой версии» Музея купечества и меценатства, о чем сам Лев Николаевич неоднократно говорил... Да, это самое, пожалуй, важное, что после нас образовался целый музей, замечательный музей на Донской...

     Ну а знакомства с потомками известных московских купцов, причем разбросанными по всем странам мира, продолжались. Уже в августе того же 91-го Судьба свела меня в Америке в Ново-Дивееве с праправнучкой Саввы Васильевича Морозова Милицей Борисовной Головниной (дочкой Клавдии Геннадьевны Карповой, дочери Анны Тимофеевны Морозовой, дочки в свою очередь Тимофея Саввича, сына Саввы Васильевича Морозова). Это она с гордостью воскликнула, когда речь зашла о моряках, адмиралах: Мы – Головнины! Но когда вспомнили о русских промышленниках, она с неменьшим достоинством сказала: Мы – Морозовы! А осенью, на встрече с потомками Пушкина, познакомился я со священником о. Николаем Солдатенковым из Франции, представителем еще и славного московского купеческого рода, о чем и говорит его фамилия. В последующие годы с помощью Музея, альманаха «Богородский край», нашего краеведческого сайта вступили мы в контакты с потомками Шибаевых, Рябушинских, Елагиных и мн. других московских и подмосковных купцов и фабрикантов.

     За 2 десятка лет сильно углубились наши познания о московском купечестве и классе буржуазии вообще. Но за эти десятилетия ушли многие потомки, дети и внуки дореволюционных деятелей торговли и промышленности, ушли немногие выдающиеся знатоки Москвы купеческой. В судьбе создателей выставки тоже произошли изменения. Умер художник, член Ногинского отделения МООСХ Вениамин Беляев. Михаил Золотарев стал крупным специалистом по исторической фотографии, множество изданий пользуются его иллюстративными материалами по отечественной культуре. Ирина Языкова теперь известный искусствовед и преподаватель, автор нескольких книг. Е.Н. Маслов руководит проектным бюро, а еще содержит и редактирует большой краеведческий сайт. Н.В. Иванова работает в Музее-усадьбе Мураново...

     В 2001 г. мы вместе с Львом Николаевичем и Еленой Ивановной отмечали в Музее на Донской 10-летие нашей выставки. Было это в небольшой задней комнате в окружении стендов с "Москвы купеческой". Они смотрелись (и смотрятся ныне) вполне прилично...

Михаил Дроздов, Черноголовка

К списку новостей...
 

Copyright © Учреждение "Музей предпринимателей, меценатов и благотворителей"
Powered by Вадим Третьяков